Михаил Алябин: “…Вода камень точит”

Петромаш Сервис

Интервью подготовлено gofro.expert

 

— Это мой прямой репортаж из офиса группы компаний «Гофро Технологии» в Санкт-Петербурге. Михаил, сделай нам, пожалуйста, экскурсию по офису.

— А чего его показывать, офис как офис. Обычное орудие производства. Да, удобный. Да, комфортный. Не в этом тема.

У нас как с тренером в спорте. Тренер чем знаменит? Своими учениками.

А у нас вместо них проекты и, Слава Богу, за два десятка лет много чего накопилось.

 

— Можешь рассказать об этом подробнее? Думаю, нашим читателям будет интересно. Если кратко, какие были основные вехи?

— Почему были (смеётся)? Они до сих пор продолжаются. Главные, надеюсь, ещё впереди.

В 2006 году мы впервые привели на рынок РФ компанию Fosber (Италия) и уже через год подписали контракты сразу на две полновесные линии на ПЦБК и «ЮжУралКартон». Так итальянцы разрушили многовековую монополию немцев в России.

На пару лет раньше компания Mosca (Германия) начала победное шествие по РФ и странам СНГ.

При правильном приложении рычага и Землю можно повернуть

Про плоские пресса Asahi (Япония) россияне узнали уже в 2004 году, на сегодня в России и странах СНГ их работает уже почти три десятка. Японцы в свою очередь уже существенно потеснили швейцарцев.

В прошлом году компания Vega (Италия), производитель многоточечных фальцевально-склеивающих линий, мощно отметилась несколькими поставками: двумя на «Илим» (Коммунар и Дмитров), одной на «Архбум» (филиал в Обухове, Киевская область). Еще пара машин ушла в Сибирский регион. Все эти поставки всерьёз озадачили немецких и швейцарских производителей той же техники.

В конце года планируется поставка ещё одной склейки Vega на центральный филиал «Архбум» в Москве.

Конечно, нельзя не отметить первую высокоскоростную печатную машину НВL от итальянского производителя Celmacch. Это динамично развивающаяся семейная компания, названая по фамилии основателя Рудольфо Челотти (Rodolfo Celotti).

В начале марта она будет в совместной поставке с прессом Asahi на завод в Коммунаре (группа «Илим») и будет работать в линии. Тендер был выигран у компании Bobst.

В 2018-м мы получили много авансов со стороны наших партнеров. Никак не можем их подвести

Примечательно, что плоский пресс полностью собирался в Японии, ручная сборка. Это было одним из условий поставки группы «Илим».

Также отметился наш любимый “ГОТЭК” (в Железногорск этой весной ставим плоский пресс Asahi и TCY), Smurfit KappaMondi планирует модернизацию. Сибирь вся застраивается, там очень живой рынок… да много всего.

Мы никуда не торопимся, стараемся соответствовать одной старой еврейской поговорке: “Иди так, чтобы не порвать *опу”.

Рядом крупных поставок ожидаемо отметилась и компания ТСY (Тайвань). Она уже давно прочно захватила сегмент среднего и подбирается к высшему дивизиону поставщиков.

Например, в декабре 2018 года ТСY выиграла тендер на поставку полного комплекта оборудования для одной из новых площадок группы «Илим».

Стоит сказать про рынок бумагоделательного оборудования. Рынок достаточно живой, сырьевой безопасностью озабочены все без исключения производители гофроящика.

В прошлом году мы подписали контракты на установку четырех БДМ. Об этом уже стоит поговорить отдельно. Тут отличился бумажный дивизион нашей группы компания «ЦБП-Сервис».

Вот если кратко, в крупную клетку, отчёт за последние годы работы. Ничего нового для тех, кто держит руку на пульсе рынка.

Все это говорит только об одном: мы стараемся делать, что умеем, и предлагаем цивилизованный и, главное, конкурентный рынок.

Да, вернемся к офису. В данный момент мы в нашем первом офисе, площадь у него небольшая — 350 кв. м. Купили его более десяти лет назад.

Тогда за стенкой в одной из комнат даже планировался склад запчастей, так было пусто. В каждом кабинете сидело максимум по два сотрудника, раздавалось эхо. А через несколько лет в этом же офисе работало уже 32 сотрудника.

Этот офис очень удобен с точки зрения района, все-таки Петербург — второй город в России. Вопрос пробок, экономии времени стоит остро. Я живу практически в 10 мин ходьбы отсюда, все сотрудники — в радиусе 2-3 км, да и Приморский район у нас один из самых экологичных. Так что все гуд.

Нас в группе 126 человек. Но главное — у нас есть Западная группа и Восточная. А это, без малого, армия. И эта армия всегда хочет есть, поэтому по одному сигналу все готовы встать под ружьё. Вот в чем сила, брат!

Когда мы поняли, что развиваемся, докупили еще один офис как раз под нами, где сейчас располагается «ЦБП-Сервис»«Петромаш» и вся бухгалтерия группы компаний сидят тут на седьмом.

В позапрошлом году под НГ мы отпраздновали переезд компании «Гофро Технологии» в одно отдельное гнездо. Приобрели помещение в центре города, на Петроградской стороне, там уже в 10 минутах ходьбы Невский проспект, главная магистраль нашего города.

Отличное место, намоленное. Оттуда компания «Гофро Технологии» и диктует свою непреклонную волю всему гофрокартонному сообществу (смеётся). А если серьезно, то смотрим, чтобы наших партнёров не обманывали.

В начале 2018 года мы выкупили недалеко от КАДа землю и совсем недавно, прямо перед этим Новым годом, переехали в собственные производственные пенаты.

Местоположение — Лупполово, Ленинградская область. Сейчас достраиваем третий цех. Площадка порядка полутора гектаров, еще один гектар будем докупать.

Мы за то, чтобы рынок был понятным. Клиент должен иметь выбор. От монополии люди устают

Там планируем модернизировать выкупленное оборудование TCY и ставить на него годовую гарантию. Тайваньская компания TCY сегодня входит в тройку крупнейших мировых брендов в гофрокартонной отрасли, которые производят и гофроагрегаты, и переработку, так что работа будет.

Теперь у нас несколько офисов, своя промплощадка, все в собственности. Со студенчества не люблю ничего снимать, арендовать. Пора уже становиться взрослыми (смеется).

— Сколько сейчас у вас в четырех компаниях?

— 126 человек. Это и сотрудники офисов, и наладчики, и механики, и производство. Но самое главное, это наш западный и восточный резервы, о которых я уже упомянул. Они нас очень поддерживают в трудные годины.

Несколько лет назад к нам присоединилась ещё и Южная Корея (компания WSA), которая не устаёт нас радовать год от года. Например, вся транспортная система на «Европаке», включая четыре робота, — это её работа.

— Что у вас на производственной площадке и зачем она вам?

— У нас есть механосборочный цех, токарно-фрезерные, карусельные станки, какие-то несложные запчасти изготовляем сами. В этом году заходит несколько гофроагрегатов Fosber, и по договору мы должны иметь запчастей примерно на полмиллиона евро. Еще на 250 тысяч евро — для Mosca. Все это требует бережного хранения.

Много запчастей планируется и для основного бизнеса компании “В деталях. Постоянно на модернизации будет стоять одна-две линии TCY, как только приведём в порядок помещение. Это примерно к концу этой весны. Ну и есть ещё планы по строительству отдельного АБК под офисы.

 

— Как Вы оцениваете 2018 год?

— Хороший год, чего греха таить. И думаю, что не только для нас, но и для всей гофрокартонной индустрии. Получили очень много авансов со стороны наших партнеров, не можем никак их подвести.

Ничего не происходит вдруг, и в сфере гофрооборудования не бывает такого, чтобы внезапно появилась какая-то компания и стала делать или поставлять высококачественное оборудование. Проходит минимум 20-30 лет, чтобы производитель смог приблизиться к мировой элите.

Мы никогда не скажем, что наши коллеги по цеху плохие или не умеют работать. Просто мы всегда предлагаем хорошую альтернативу

В этом году мы стали свидетелями того, как компании высшего эшелона, крупные гофроупаковочные концерны («Архбум»«Илим»SFT Group«ГОТЭК»Smurfit KappaMondiНКБК и т.д.) стали модернизировать свои производства новыми брендами.

И если раньше они даже не рассматривали предложения из Японии, Тайваня или Кореи, ограничиваясь только европейскими производителями, то сегодня они убедились, что качество и функциональность оборудования, которое считалось “вторым эшелоном”, не только не уступает, но часто и превосходит старых непоколебимых лидеров.

Поэтому мы и стали частыми, а нередко и постоянными участниками крупнейших тендеров, проводимых вышеперечисленными топами. Они, как правило, проходят в несколько этапов и могут длиться полгода, год, а то и больше.

— Как проходят эти тендеры, можешь поделиться? Ни разу не был, но много слышал.

— Ну, некоторые лучше не вспоминать (смеется). Мы на них заходили явными аутсайдерами. Но заканчивалось все не так плачевно.

На первом этапе обычно демонстрируется способность оборудования выполнить техническое задание на основе запроса клиента. О цене речь пока не идет. Главное — качество. Потом идёт показ в работе и дальше по списку. У каждой компании он свой.

В прошлом году, например, мы регулярно выезжали со специалистами “Архбума”,«ГОТЭКа»НКБК и Илима” на производства в Европу и Азию, где показывали, как реально работают наши бренды.

В частности, в 2018-м активно смотрели фальцевально-склеивающую линию Vega, плоские высекальные пресса Asahi, периферию от WSA, обвязчики Mosca, неоднократно посещали Fosber.

Поставки прошлого года знаменуют вступление брендов, которые мы представляем, в мировую элиту гофрокартонной индустрии

И знаешь, люди были удивлены и благодарны, поскольку в течение многих десятилетий для них существовали только MindaBobstD?ker, Martin и BHS. Мы никогда не говорили и не скажем, что они плохие или не умеют работать, просто мы всегда предлагаем хорошую альтернативу.

Слава Богу, времена, когда крупные производители упаковки даже не хотели тратить время на то, чтобы слушать о других поставщиках, канули в Лету. И о тех маленьких революциях, что произошли, я уже рассказал выше.

Мы увидели, что многие из явных фаворитов не ожидали такой прыти со стороны малоизвестных в России брендов. Но сейчас все стали считать вложенные средства и более тщательно подходить к выбору оборудования.

Например, одной очень известной швейцарской компании пришлось несколько раз пересматривать финальные цены, чтобы в итоге с огромным трудом выиграть у нас в одном из тендеров.